Депутат Законодательного Собрания Пермского краяГригоренко Александр

Назад
Не стричь всех под гребенку

На прошлой неделе на сочинском экономическом форуме губернатор Пермского края Максим Решетников высказался о необходимости возвращения к одноуровневой системе местного самоуправления.

Дословно это прозвучало так: «Хотелось бы попросить обратить внимание на муниципалитеты. Сейчас на уровне поселений расходы на управление в муниципалитетах превышают 50 процентов и доходят до 80 процентов. Мы там кормим чиновников, которые реально вопросы населения не решают. Давайте упростим процедуру преобразования муниципалитетов в городские округа или просто в округа и вернемся к одноуровневой системе местного самоуправления, какая она и была до 2003 года». И это мнение одного из самых молодых и продвинутых губернаторов страны до сих пор цитируется и обсуждается на самых разных политических площадках.

В словах Максима Решетникова логика есть. В настоящее время Пермский край разделен на 40 муниципальных районов, 8 городских округов, 29 городских и 260 сельских поселений. У каждого из них есть свой глава, хоть какой-то, но аппарат, совет депутатов и, разумеется, бюджет. И всего две территории - Пермь и Березники - являются самообеспеченными. Остальные проедают больше, чем зарабатывают. К примеру, если у Перми собственные доходы составляют почти 80 процентов бюджета, то в некоторых территориях Коми-округа - порядка 20 процентов.

Ситуация осложняется тем, что 26 сельских и 29 городских поселений не самостоятельны, а входят в состав 40 районов, муниципалитетов второго уровня. Это порождает постоянные конфликты между главами районов и крупных городских поселений. Тут можно вспомнить противостояние между главой Краснокамского района Юрием Крестьянниковым и главой Краснокамского городского поселения Юрием Чечёткиным, между главой Чайковского района Юрием Востриковым и главой Чайковского городского поселения Алексеем Третьяковым. Эти конфликты до сих пор аукаются жителям тех территорий.

Что касается моего депутатского опыта, то хватает вполне обыденных примеров. В прошлом году зимой в Гремячинске вспыхнул «снежный кризис». Почти два месяца улицы не убирались от снега. Машины с продуктами и «Скорая помощь» не могли доехать до пунктов назначения. И все потому что главы города и района не нашли взаимопонимания по подрядчику. Ещё более «весёлые» вещи творятся в небольших поселениях. Буквально месяц назад в Северо-Коспашском сельском поселении Кизеловского района вспыхнула междоусобица. Прежний глава ушел, а между депутатами началась борьба за право занять должность исполняющего обязанности. И это в посёлке, где проживает всего 800 жителей и где собственные доходы бюджета не покрывают даже зарплату главы администрации.

Двухуровневая система местного самоуправления, введённая полтора десятка лет назад, породила массу бардака и маразмов. И предыдущий губернатор Виктор Басаргин даже задумывался о реформе. Но были юридические препятствия. Создать городские округа можно было только с помощью референдумов, которые при низкой явке населения были практически невозможны. Максимум, что смогли сделать, это запустить процесс объединения небольших сельских поселений в более крупные и внедрить в отдельных районах так называемый «ленинградский вариант» - передачу полномочий поселений в районную администрацию с сохранением поселенческих представительных органов власти (удалось реализовать только в Горнозаводске).

Есть еще примеры создания городских округов на базе Лысьвенского и Губахинского районов, но это были местные инициативы, реализованные с полным перенапряжением сил. И Лысьва, и особенно Губаха демонстрируют сейчас хорошие показатели социально-экономического развития. Во многом это следствие создания округов и построение вменяемой вертикали власти в территориях. Что и предрешило нынешние инициативы губернатора Максима Решетникова, который взял за основу для новой муниципальной реформы в Прикамье именно эти примеры.

Тем более что к моменту избрания Максима Геннадьевича губернатором подоспели изменения в 131-й федеральный закон, значительно упростивший процесс преобразования муниципального района в городской округ. Для этого теперь не нужен референдум, достаточно согласия представительных органов района и поселений при формальном одобрении населением на публичных слушаниях.

Гремячинский и Кизеловский районы вошли в процесс создания на их территориях городских округов практически сразу. И это было понятно. Идея объединения в этих территориях витала давно и тормозилась отсутствием политической воли у краевых властей и все тем же 131-м федеральным законом. Когда же эти препятствия были сняты, объединение практически единодушно поддержали все политические силы двух районов. Тем более, что и у «Единой России», и у ЛДПР на выборах в 2016 году  объединение было частью предвыборной программы.

Параллельно Кизелу и Гремячинску в процесс объединения вписались крупные муниципалитеты - Краснокамский и Чайковский районы. Правда, с оговорками. Помимо внутренних конфликтов, «большаков» сдерживало опасение потерять деньги. По действовавшей тогда схеме распределения трансфертов, территории при объединении теряли дотации на содержание упраздненных поселений. А это серьезные деньги. Та же Губаха теряла на этом ежегодно до 30 миллионов рублей. В случае с Краснокамским и Чайковским районами речь шла о суммах в несколько раз больших - от 70 до 100 миллионов рублей.

Но это препятствие недавно было устранено через принятия изменений в закон о распределении  трансфертов. После принятия этого закона главы многих муниципалитетов стали задумываться о создании городских округов или даже о присоединении района к городскому округу. В чем краевые власти активно их поддерживали.

ПашияРазумеется, были и осечки. Была попытка присоединить поселения Кунгурского района и сам район к Кунгурскому городскому округу. Однако реализовать проект не удалось. Против выступили сначала жители, а потом и депутаты сельских поселений Кунгурского района. Их понять можно, ведь Кунгурский район вполне успешная с экономической точки зрения аграрная территория. Отдавать свои налоги в округ и становиться задворками Кунгура селяне на захотели. С чем пришлось пока смириться и краевым властям.

Еще одна невольная осечка произошла с Чусовским районом. Многие местные депутаты и глава района Сергей Белов были настроены на создание городского округа, но эта реформа привела бы к потере Чусовым статуса «территории опережающего социально-экономического развития» (ТОСЭР), а вместе с ним - и налоговых льгот для новых бизнесов. Поэтому пока в Чусовом решили двигаться в сторону «ленинградского варианта». По той же схеме, кстати, намеревались двинуться и власти Осинского района, но встретили сопротивление Думы Осинского городского поселения, что привело к задержке проекта.

Похожие проблемы возникли и с Горнозаводским районом, где жители протестуют против создания городского округа. Помимо самого города (и расположенной рядом Пашии) в районе несколько удаленных поселков вдоль федеральной автотрассы и железной дороги (Теплая гора, Бисер, Старая Вильва). Создание округа грозит им потерей рабочих мест, продолжением оптимизации социальной сферы и дальнейшей деградацией. Пойти на объединение они могут только при получении от краевых и районных властей четких гарантий, что их интересы ущемляться не будут.

Примеры этих территорий должны стать для краевых властей неким маячком. Не нужно стричь всех под одну гребенку и спешить с преобразованием в округа.  Нужно чётко осознать, что для чисто сельских территорий не подходит ни городской округ, ни «ленинградская схема». Для них оптимален классический район. Что не мешает вернуться к старой практике создания укрупненных сельских поселений. В тех случаях, когда это целесообразно. Именно целесообразность и учет мнения населения должны стать главным лейтмотивом новой муниципальной реформы.

 Газетный вариант текста размещен в № 22 (32779) газеты "Звезда" от 1 марта 2018 г.

Назад
Написать депутату

Прикрепить файл